Время закона
Виталий Тришанков
Виталий Тришанков
заместитель начальника Дирекции тяги ОАО «РЖД»
Илья Скрябин
Илья Скрябин
генеральный директор ООО «Идеал ПЛМ-СиАйЭс»
Игорь Посадов
Игорь Посадов
приглашённый профессор Стокгольмской школы экономики
Олег Валинский
Олег Валинский
заместитель генерального директора – начальник Дирекции тяги ОАО «РЖД»

Время закона

Нормативно-правовая адаптация договорных отношений в формате контракта жизненного цикла высокотехнологичной продукции: проблемные вопросы и видение их решения
Мудрый законодатель начинает не с издания законов, а с изучения их пригодности для данного общества.
Жан-Жак Руссо


Системное раскрытие правовой природы института контракта жизненного цикла определяется разработанностью законодательных положений, обеспечивающих нормативно-правовую адаптацию инновационных гражданско-договорных отношений хозяйствующих субъектов в формате жизненного цикла. Именно создание в последние три десятилетия в странах Европейского союза и США действенной системы институциональных положений, определившей собой установление соответствующего адекватного нормативно-правового поля, стало залогом эффективного становления на Западе многовариантных видов предпринимательской деятельности в формате контракта жизненного цикла (ранее о контракте жизненного цикла – «Пульт управления» № 3, 2018).

Что же касается России, то в настоящее время формирование видения построения бизнеса на основе контракта жизненного цикла в отечественном бизнес-сообществе складывается по преимуществу только на уровне доктрины и не обрело ещё своего должного закрепления в российском законодательстве, что не даёт целостного и системного форматирования понятия контракта жизненного цикла как института гражданско-правовых договорных взаимоотношений и тем самым создаёт правовые риски для потенциальных инвесторов, снижающие их интерес к заключению долгосрочных контрактов такого рода на нашем экономическом ландшафте.

Здесь достаточно заметить: в Гражданском кодексе Российской Федерации (ГК РФ) вообще не нашло своего закрепления такое правовое понятие, как «контракт жизненного цикла», что объективно приводит при установлении договорных отношений к правовой неопределённости ввиду отсутствия законодательно выраженных дефиниций и к использованию соответствующей терминологии в бизнес-лексиконе лишь на смысловом уровне.

Вместе с тем при отсутствии в отечественном законодательстве гражданско-правового определения понятия «контракт жизненного цикла» трактование заключения контракта в формате жизненного цикла как способа взаимодействия субъектов экономического пространства всё же получило своё терминологическое определение со вступлением в силу с 01.01.2014 Федерального закона «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (№ 44-ФЗ от 05.04.2013).

Так, ч. 16 ст. 34 Закона № 44-ФЗ определяется правомерность заключения в случаях, установленных Правительством РФ, контракта, предусматривающего закупку товара или работы (в том числе при необходимости проектирование, конструирование объекта, который должен быть создан в результате выполнения работы), последующие обслуживание и ремонт, при необходимости эксплуатацию и (или) утилизацию поставленного товара или созданного в результате выполнения работы объекта, что и регламентируется как контракт жизненного цикла.

Также предусматривается, что предметом такого рода контракта может быть одновременно выполнение работ по проектированию, строительству и вводу в эксплуатацию объектов капитального строительства.

При этом в соответствии со ст. 34 закона № 44-ФЗ Постановлением Правительства РФ «Об определении случаев заключения контракта жизненного цикла» от 28.11.2013, № 1087 (далее – Постановление № 1087), вступившим в силу с 01.01.2014, устанавливается конкретный перечень выполнения работ и закупок, осуществляемых в целях обеспечения государственных и муниципальных нужд посредством заключения контракта жизненного цикла.

В представленный в Постановлении № 1087 перечень входит выполнение работ по проектированию и строительству автомобильных дорог, инфраструктуры морских и речных портов, аэропортов, объектов системы коммунальной инфраструктуры, объектов инфраструктуры метрополитена, внеуличного транспорта и городского наземного электрического транспорта, объектов инфраструктуры железнодорожного транспорта общего пользования, уникальных объектов капитального строительства, а также закупка железнодорожного подвижного состава, транспортных средств метрополитена, внеуличного транспорта и городского наземного электрического транспорта, воздушных судов, морских и речных судов.

Тем самым представляется очевидным, что сфера действия как закона № 44-ФЗ, так и Постановления № 1087 замыкается исключительно на регулировании правоотношений, направленных на обеспечение государственных и муниципальных нужд в целях повышения эффективности и результативности осуществления закупок товаров, работ, услуг, а также на обеспечение гласности и прозрачности их проведения для предотвращения коррупции и других злоупотреблений в сфере таких закупок.

Как следствие, приходится констатировать: хотя трактование контракта жизненного цикла на российском законодательном поле довольно сходно с тем понятием, которое используется в мировой практике, однако, в отличие от выработанных международно-правовых принципов заключения и исполнения контракта жизненного цикла нормативные положения закона № 44-ФЗ, равно как и установочные позиции Постановления № 1087, не форматируют институт контракта жизненного цикла как предмет гражданско-правового регулирования, а лишь определяют его в качестве одного из видов государственных и муниципальных контрактов, имеющих смешанный характер.

Сложившееся положение дел порождает необходимость определиться с ответами на два правоустанавливающих вопроса в отношении юридической природы контракта жизненного цикла. Во-первых, представляется ли легитимным заключение контракта жизненного цикла по российскому законодательству в широком предпринимательском понимании при выстраивании гражданско-правовых договорных отношений. Во-вторых, является ли контракт жизненного цикла отдельным видом договора.

В отношении того, что заключение контракта жизненного цикла легитимно, свидетельствует закреплённый п. 2 ст. 421 ГК РФ гражданско-правовой принцип свободы договора, согласно которому стороны обладают диспозитивной нормой права заключения договора, как предусмотренного, так и не предусмотренного законодательством или иными правовыми актами. При этом в соответствии с п. 4. ст. 421 ГК РФ условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

В свою очередь, вполне правомерным просматривается также и идентификация контракта жизненного цикла как примера особого вида договора, поскольку он представляет собой смешанный договор ввиду комплексности построения и регулирования его предмета на стыке различных правовых сфер. Обоснованность такого заключения определяется тем, что, согласно п. 3 ст. 421 ГК РФ, стороны вправе заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). При этом к отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

На практике контракт жизненного цикла, будучи по своей юридической природе смешанным договором, сочетает в себе содержательные элементы таких предусмотренных ГК РФ видов гражданско-правовых договоров, как договор поставки, договор подряда, договор на выполнение проектно-изыскательских, опытно-конструкторских и технологических работ, договор возмездного оказания услуг и т. п. Отсюда вполне обоснованным предстаёт вывод, что контракт жизненного цикла правомерно совершать, основываясь на соответствующих действующих нормах ГК РФ.

Совершенно очевидно также и то заключение, что предметом контракта жизненного цикла является совокупность стадий жизненного цикла продукции, что получило своё адекватное выражение в законе № 44-ФЗ.

Здесь следует заметить, что впервые в отечественной нормативной документации определение понятия жизненного цикла продукции дано в Рекомендациях «Система разработки и постановки продукции на производство. Термины и определения. Р 50-605-80-93», утверждённых приказом ВНИИстандарта от 09.07.1993, № 18 (далее – Рекомендации), в которых (пункт 1.4.1.) жизненный цикл продукции определяется как совокупность взаимосвязанных процессов последовательного изменения состояния продукции от формирования исходных требований к ней до окончания её эксплуатации или применения.

При этом жизненный цикл продукции рассматривается не как временной период существования продукции данного типа (одного наименования и обозначения), а как процесс последовательного изменения её состояния, обусловленный видом производимых на неё воздействий.

Достойно также внимания то обстоятельство, что данное в Рекомендациях определение жизненного цикла продукции предстаёт концептуально выраженным понятием, которое получило свою последующую интерпретацию в действующих на настоящее время российских нормативно-правовых документах, регламентирующих управление жизненным циклом продукции в зависимости от её функциональной специфики.

Так, согласно пункту 3.5. Национального стандарта РФ «Системы промышленной автоматизации и их интеграция. Средства информационной поддержки жизненного цикла продукции. Безопасность информации. Основные положения и общие требования», введённого в действие с 01.07.2007 в формате ГОСТ Р 52611-2006 приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 14.12.2006 № 304-ст (далее – ГОСТ Р 52611-2006), жизненный цикл продукции рассматривается как совокупность взаимоувязанных процессов (этапов) создания и последовательного изменения состояния продукции, обеспечивающей потребности заказчика.

Вместе с тем, согласно пункту 3.1.1. Национального стандарта РФ «Ресурсосбережение. Стадии жизненного цикла изделий производственно-технического назначения. Общие положения», введённого в действие с 01.01.2011 в формате ГОСТ Р 53791-2010 приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 31.05.2010 № 85-ст (далее – ГОСТ Р 53791-2010), жизненный цикл продукции характеризуется как совокупность взаимосвязанных процессов изменения состояния продукции при её создании, использовании (эксплуатации) и ликвидации (с избавлением от отходов путём их утилизации и/или удаления).

В свою очередь, согласно п. 6 раздела 2. Межгосударственного стандарта «Цикл жизненный железнодорожного подвижного состава. Термины и определения», введённого в действие с 01.01.2014 в качестве Национального стандарта РФ в формате ГОСТ 31539-2012 приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 26.11.2012 № 1171-ст (далее – ГОСТ 31539-2012), жизненный цикл железнодорожного подвижного состава трактуется как совокупность взаимосвязанных, последовательно осуществляемых процессов установления требований к потребительским свойствам и техническим параметрам железнодорожного подвижного состава, а также процессов его создания, применения и утилизации.

И наконец, согласно пункту 3.1.2. Национального стандарта РФ «Система разработки и постановки продукции на производство. Основные положения», введённого в действие с 01.07.2017 в формате ГОСТ Р 15.000 2016 приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 31.10.2016 № 1540-ст (далее – ГОСТ Р 15.000-2016), жизненный цикл продукции определяется как совокупность взаимоувязанных процессов последовательного изменения продукции от обоснования её разработки до окончания эксплуатации и последующей ликвидации.

Наряду с этим в рассматриваемых российских нормативно-правовых документах также имеются и определённые специфические различия в аспекте определения стадий жизненного цикла продукции. Так, согласно пункту 4.2. ГОСТ Р 52611-2006, жизненный цикл продукции, представленный в табулированном виде, складывается из следующих этапов: маркетинг; проектирование и разработка продукции; планирование и разработка процессов закупки; производство или предоставление услуг; упаковка и хранение; реализация; установка и ввод в эксплуатацию; техническое обслуживание; эксплуатация; утилизация.

Вместе с тем, согласно пункту 4.2. ГОСТ Р 53791-2010, жизненный цикл продукции производственно-технического назначения включает в себя следующие стадии: обоснование разработки; разработка технического задания; проведение опытно-конструкторских работ; производство и испытания; модернизация; использование (эксплуатация); ликвидация (с избавлением от отходов путём их утилизации и/или удаления).

В то же время, согласно пунктам 12.–17. раздела 2. ГОСТ 31539-2012, жизненный цикл железнодорожного подвижного состава рассматривается как состоящий из следующих стадий: определение исходных требований; разработка; производство; эксплуатация; модернизация; утилизация.

В свой черёд, согласно пунктам 4.4. и 4.5. ГОСТ 15.000-2016, жизненный цикл продукции подразделяется на следующие стадии: исследование и проектирование; разработка; изготовление (производство); поставка; эксплуатация (потребление, хранение); ликвидация, – каждой из которых даётся обстоятельное трактование.

Необходимо особо отметить: к настоящему времени наиболее полно раскрыто содержание понятия жизненного цикла и составляющих его стадий применительно к продукции военного назначения, что получило своё нормативное выражение в Национальном стандарте РФ «Управление жизненным циклом продукции военного назначения. Общие положения», введённого в действие с 01.09.2015 в формате ГОСТ Р 56135-2014 приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 19.09.2014 №1155-ст.

Существующая в российском нормативно-правовом поле возможность разнообразного трактования понятия жизненного цикла продукции и её отдельных стадий приводит некоторых экспертов к суждению, что реализация контракта жизненного цикла возможна также и посредством заключения концессионных соглашений в соответствии с Федеральным законом «О концессионных соглашениях» от 21.07.2005, № 115-ФЗ (далее – закон № 115-ФЗ). Такая точка зрения аргументируется тем, что, согласно п. 2 ст. 3. закона № 115-ФЗ, концессионное соглашение является договором, который содержит элементы различных договоров, предусмотренных федеральными законами, и включает в себя длительный период жизни объекта. При этом к отношениям сторон концессионного соглашения применяются в соответствующих частях правила гражданского законодательства о договорах, элементы которых содержатся в концессионном соглашении, если иное не вытекает из закона № 115-ФЗ или существа концессионного соглашения.

Тем самым концессионное соглашение, подобно контракту жизненного цикла, также является по своей структуре смешанным договором, на чём, собственно говоря, и строится умозаключение об их определённой гражданско-правовой общности. Вместе с тем, по нашему убеждению, контракт жизненного цикла и концессионное соглашение – это два различных по своему гражданско-правовому содержанию вида договоров, принципиально отличающихся парадигмой построения взаимоотношений между сторонами сделки.

Так, в случае заключения контракта жизненного цикла объект договора находится в собственности и управлении заказчика, который извлекает выгоду от его эксплуатации, тогда как подрядчик на возмездной основе осуществляет выполнение работ и услуг на всех этапах жизненного цикла продукции.

В свою очередь, концессионное соглашение в аспекте построения имущественных отношений между сторонами сделки имеет совершенно иную правовую природу, поскольку, согласно п. 1. ст. 3 закона № 115-ФЗ, по концессионному соглашению одна сторона (концессионер) обязуется за свой счёт создать и (или) реконструировать определённое этим соглашением имущество (недвижимое имущество или недвижимое имущество и движимое имущество, технологически связанные между собой и предназначенные для осуществления деятельности, предусмотренной концессионным соглашением) (далее – объект концессионного соглашения), право собственности на которое принадлежит или будет принадлежать другой стороне (концеденту), осуществлять деятельность с использованием (эксплуатацией) объекта концессионного соглашения, а концедент обязуется предоставить концессионеру на срок, установленный этим соглашением, права владения и пользования объектом концессионного соглашения для осуществления указанной деятельности.

Таким образом, предметом контракта жизненного цикла является обретение заказчиком произведённого подрядчиком объекта в свою собственность для его использования в производственной деятельности с целью повышения клиентоориентированности, конкурентоспособности и рентабельности бизнеса. В то же время предметом концессионного соглашения является предоставление концедентом, являющимся собственником имущества, права на его владение и пользование концессионеру на срок, установленный таковым соглашением.

Таким образом, характеристичное отличие концессионного соглашения от контракта жизненного цикла состоит в том, что оно в обязательном порядке включает целевую эксплуатацию объекта концессионером. В целом же проведённое нами рассмотрение позволяет прийти к заключению: как публично-правовые признаки, так и предмет контракта жизненного цикла позволяют вести речь о его самостоятельном месте в системе предпринимательских договоров.

Вместе с тем отсутствие нормативно определённого понятия контракта жизненного цикла и имеющаяся потенциальная конкуренция норм закона № 44-ФЗ и закона № 115-ФЗ приводят к правовой неопределённости и порождают возможные коллизии их трактования, что предопределяет собой целесообразность развития российского законодательства в отношении институализации контракта жизненного цикла как самостоятельного, отдельного типа договора с определением сферы его применения.

При этом показательно, что институализация построения бизнеса в формате контракта жизненного цикла посредством его понятийного закрепления в российском законодательном поле не требует существенной модернизации нормативно-правовой базы – достаточно введения определённых корректирующих уточнений, а также принятия соответствующих подзаконных актов, определяющих характеристические признаки, порядок формирования и ведения такого рода бизнес-отношений.

Тем самым, по нашему мнению, российское законодательство адекватно выполнило бы праворегулятивную функцию в отношении целостного видения и базисной определённости построения бизнес-отношений, если бы вместо введения половинчатых установлений релевантно определило гражданско-правовое понятие «контракт жизненного цикла».



Связанные одной целью
Олег Валинский, заместитель генерального директора – начальник Дирекции тяги ОАО «РЖД» ,
Игорь Посадов, приглашённый профессор Стокгольмской школы экономики,
Илья Скрябин, генеральный директор ООО «Идеал ПЛМ-СиАйЭс»,
Виталий Тришанков, заместитель начальника Дирекции тяги ОАО «РЖД» ,

Институализация парадигмы построения бизнеса в формате контракта жизненного цикла

Рубрики: Мастер-класс
Синергия транспорта
Юрий Сливин, студент Института транспортной техники и систем управления РУТ (МИИТ), победитель конкурса Минтранса «Лучший студенческий реферат»,

Адаптированная версия реферата «Анализ тенденций и перспектив развития различных видов транспорта в Единой транспортной системе РФ»

Рубрики: Мастер-класс
Успешный запуск
Жиль Десанж, директор по стратегии Группы GEFCO,

Стартап как двигатель инноваций

Рубрики: Мастер-класс
Разведка боем
Анна Арбузова, студентка факультета «Управление процессами перевозок на железнодорожном транспорте», CГУПС, победитель конкурса Минтранса «Лучший студенческий реферат»,

Адаптированная версия реферата «Разработка методов использования цифровых геоинформационных ресурсов на этапе предпроектной проработки развития железнодорожных станций»

Рубрики: Мастер-класс
Уроки арифметики
Анастасия Ляхова, студентка Института управления информационных технологий РУТ (МИИТ), победительница конкурса Минтранса России «Лучший студенческий реферат» ,

Адаптированная версия реферата «Проект ОАО «РЖД» «Цифровая железная дорога: настоящее и будущее»

Рубрики: Мастер-класс

Библиотека Руководителя

Метод McKinsey. Как решить любую проблему
Итан М. Расиел
«Метод McKinsey. Как решить любую проблему». «Альпина Паблишер», 2017 год
Победи прокрастинацию! Как перестать откладывать дела на завтра
Пётр Людвиг
«Победи прокрастинацию! Как перестать откладывать дела на завтра». «Альпина Паблишер», 2018 год
Стратегический менеджмент по Котлеру: Лучшие приёмы и метод
Филип Котлер, Роланд Бергер, Нильс Бикхофф
«Стратегический менеджмент по Котлеру: Лучшие приёмы и метод». Издательство «Альпина Паблишер», 2017 год
Автором и владельцем сайта WWW.GUDOK.RU © является АО «Издательский дом «Гудок».
Пожалуйста, ВНИМАТЕЛЬНО прочитайте Правила использования материалов нашего ресурса

Адрес редакции: 105066, Москва, ул. Старая Басманная, 38/2, строение 3
Телефоны: (499) 262-15-56, (499) 262-26-53 Реклама: (499) 753-49-53
E-mail: gudok@css-rzd.ru; welcome@gudok.ru
о проекте условия использования контакты

Rambler's Top100