Время HR-перемен
Евгений Виноградов
Евгений Виноградов
заместитель руководителя проекта «Атлас новых профессий»

Время HR-перемен

Как изменится рынок профессий в постпандемийных реалиях
Пандемия COVID-19 позволила HR-футурологам взглянуть на рынок труда под новым углом. Исследователи прогнозируют: широкое использование цифровых технологий, что сделает трудовые отношения более гибкими. Изменится и перечень профессий – новые специальности возникнут на стыке традиционных и цифровых навыков. О том, в каких сферах появятся «профессионалы будущего», «Пульту управления» рассказал заместитель руководителя проекта «Атлас новых профессий» Евгений Виноградов.

– По мнению аналитиков международной консалтинговой компании BCG, этой весной был запущен процесс долгосрочных структурных изменений – от гибких и удалённых схем работы до ускорения автоматизации. И эти изменения затронут до 1,5 млрд рабочих мест на протяжении следующего десятилетия. При создании «Атласа новых профессий 3.0» (вышел в свет в конце прошлого года) учитывали ли вы вероятность появления «чёрного лебедя» в виде пандемии, способной повлиять на сферу труда?
– Составляя перечень профессий будущего, мы придерживались форсайтной методологии, то есть опирались именно на те тренды, которые есть в настоящем. Будущее не придумывается просто из головы. В каждой отрасли есть свои многочисленные тренды, но есть ряд метатрендов, которые влияют на нас всех (и продолжат влиять ещё долго), – это тренд автоматизации, цифровизации, продолжающейся глобализации (несмотря на закрытые границы) и другие. И с этой точки зрения не столь важно, что именно стало тем триггером, который посадил нас по домам, – пандемия или, например, похолодание до –80 градусов Цельсия в средней полосе России. Важно, что, как мы и говорили, люди стали работать удалённо. При этом преимущество получили те, кто учился этому заранее, а тем, кто не хотел в это верить, пришлось «собирать самолёт в воздухе».
Экстремальные события, «чёрные лебеди» редко приводят к слому метатрендов, гораздо чаще они их усиливают. Столкнувшись с тем, что все работники сидят по домам, работодатели приходят к пониманию, что необходимо более интенсивно автоматизировать производство, а сами работники к тому, что нужно осваивать цифровые инструменты, чтобы остаться востребованными.
Мир стал ужасно маленьким, ибо все встречи перенеслись в Zoom – представить бóльшую глобальность очень сложно. Если я работаю из дома, то моему заказчику уже неважно, сколько мне лет – 12 или 94, лишь бы я хорошо делал своё дело. Это всё – те тренды, о которых мы говорили.
Если говорить о том, как пандемия повлияла на профессии из «Атласа», то можно с уверенностью констатировать, что значительную их часть она приблизила. Если карантин затянется, мы окончательно засядем в четырёх стенах и работа через сеть станет нашим modus operandi (привычный для человека способ выполнения определённой задачи. – Ред.), что-то, несомненно, будет меняться. Но меняться, скорее, не в целях деятельности, а в условиях и способе этой деятельности. Условно говоря, если раньше игропрактик вместе с детьми играл в школе вживую, то в условиях дистанта он сделает игрой урок, используя такие инструменты, как Miro, Google-таблицы и так далее.

– Может ли пандемия привести к появлению новых профессий, не описанных в «Атласе»?
– Профессия возникает как запрос на решение некоторой задачи, которая перед нами встаёт. Давайте подумаем, какие задачи нам приходилось решать сейчас, и «докрутим» их до профессий. В период пандемии и перевода на удалённую работу многим необходимо было оборудовать своё рабочее место дома, но для тех, у кого маленькая квартира и есть дети, это было довольно сложно. Может ли появиться «дизайнер удалённого рабочего места», к которому следует обратиться с этим вопросом, чтобы он за небольшую плату помог разобраться с вашими 33 кв. м и тремя шумными школьниками? Может.
Есть ли потребность в эдаком «тренере первичной цифровой грамотности», который будет обучать сотрудников минимуму продуктов, с которыми они могут работать из дома, если раньше никогда их не использовали (тот же Zoom, Drive, Miro)? Есть.
Какие проблемы были в секторе HoReCa (сфера индустрии гостеприимства – общественного питания и гостиничного хозяйства. – Ред.), когда карантин вроде сняли, но не совсем? Нужно было организовать пространство с учётом социального дистанцирования клиентов, соблюсти санитарные нормы – и это тоже возможные функции представителя новой профессии.
Музыканты начали играть онлайн – выглядит как задача для «цифрового организатора концертов». Ещё один интересный пример – весной в одном из сетевых супермаркетов я видел предложение выгуливать собак тем, кто боится выходить из дома в связи с пандемией. Выглядит как неплохая ниша для человека, живущего в многоквартирном доме, дружащего с соседями и любящего животных.
Я не утверждаю, что все эти профессии появятся именно как профессии, мы слишком недолго живём в новом мире, поэтому нужно следить за ним и анализировать. Но то, что по каждому из этих направлений можно было заработать в апреле – июне, это факт. Уверен, что кто-то так и сделал.

– В «Атласе» нет описания такой профессии, как антикризисный менеджер. Однако последние события показали, что такие профессионалы будут востребованы ещё долгое время. Согласны ли вы с этим?
– Антикризисный менеджер – это уже далеко не новая профессия. К тому же мы и не претендуем на то, чтобы охватить вообще все профессии, которые будут появляться. Главная цель «Атласа» – дать представление о том, каким будет мир и что нам с ним делать, а уже это становится почвой для профессий. В целом же в том мире, в который мы движемся, в быстро меняющемся VUCA-мире (Volatility – нестабильность, Uncertainty – неопределённость, Complexity – сложность, Ambiguity – двусмысленность. – Ред.) кризисы как переходные состояния, как ситуации, в которых невозможно действовать по-старому, будут всё более частыми явлениями. Так что навык антикризисного управления точно не будет лишним. И этот навык хорошо бы развивать всем, а не только конкретным специалистам.

– Как сильно изменится сфера управления после полной стабилизации эпидемиологической ситуации? Появятся ли руководители «новой формации»?
– Хороший руководитель всё время вынужден, что называется, держать нос по ветру и оперативно реагировать на изменения. Я не вижу чего-то принципиально нового, что должен в этой новой ситуации сделать руководитель. Ему следовало бы разработать новые каналы коммуникации, организовать новые каналы сбыта, новые способы взаимодействия с клиентами и поставщиками, обучить персонал новым навыкам и так далее. Всё это он и так должен постоянно делать или поручать делать своим заместителям. Хорошие руководители так и поступили, плохие – разорились, уступив место другим.

– По данным исследования аналитиков сайта Glassdoor (позволяет пользователям анонимно обмениваться информацией о компаниях, в которых они работают), в марте – апреле наибольшим спросом на рынке труда пользовались специалисты по коммуникациям, антикризисные менеджеры, организаторы программ социальной помощи в условиях чрезвычайной ситуации, лаборанты и техники, медицинские сёстры. Как вы считаете, спрос на эти профессии имеет временный характер?
– Коммуникация, навык работы в условиях неопределённости, эмпатия – это всё те надпрофессиональные навыки, которые описаны в «Атласе», и о них мы говорим уже давно. Они приобретают всё большее значение и продолжат приобретать его. Поэтому специалисты по коммуникациям останутся востребованы.
Медицинские сёстры будут всё более нужны по мере того, как население планеты будет стареть, но их ценность начнёт смещаться от умения поставить капельницу к умению поговорить с пациентом и наладить с ним эмоциональный контакт. С лаборантами и техниками менее понятно – часть из этих позиций будет ликвидироваться по мере автоматизации процессов, часть – вытесняться в зону более квалифицированного труда. Но это, конечно, довольно длительные процессы, не измеряемые месяцами.

– Такие отрасли, как авиация, туризм, шоу-бизнес, в период пандемии несли колоссальные убытки. Как долго это продлится?
– Не думаю, что кто-то сможет чётко ответить на этот вопрос. Мы находимся ещё только в начале длинного хвоста последствий пандемии. Непонятно, будет ли вторая волна, какие убытки понесёт экономика в целом, будут ли у людей деньги, чтобы путешествовать и ходить на концерты. Мы не понимаем отложенных психологических последствий, сколько будет фобий и тех, кто ещё долгие годы будет бояться людных мест. Поживём – увидим. Известный американский предприниматель, инвестор Уоррен Баффет, например, ещё весной продал все принадлежавшие ему акции четырёх крупнейших американских авиакомпаний (если, конечно, можно воспринимать это в качестве ориентира).

– Тренд этого года – перевод сотрудников на удалённую работу. Как вы считаете, сохранится ли он?
– Это зависит от отрасли, но в целом – да. Как я и говорил, цифровизация и переход на дистанционную работу начались не вчера, пандемия только подтолкнула эти процессы. Странно платить за аренду офиса, если можно этого не делать. Тут, конечно, встаёт ряд вопросов относительно понятного контроля за работой сотрудников, их обеспечения удалёнными инструментами, но это уже управленческие задачи, и они могут быть решены.

– Какие профессии сейчас вы назвали бы самыми перспективными? На какие сферы стоит обратить внимание будущим абитуриентам?
– Мы выделяем пять основных сфер, где ждём появления интересных рабочих мест. Первая – новый технологический сектор, то есть работа, связанная с машинерией, роботами (их изобретением, обслуживанием, эксплуатацией). Вторая сфера – человекоориентированный сектор, то есть те специалисты, к которым обращаются не только за обозначаемой услугой, но и за человеческим отношением. В качестве примера можно привести бармена в любимом баре, куда посетитель приходит поболтать вечерами, несмотря на то что качество кухни там, возможно, хуже, чем в сетевом аналоге, а цены выше.
Третья – сектор виртуальной экономики, начиная от разработки приложений и заканчивая заработком непосредственно внутри онлайн-игр (например, прокачивая и продавая персонажей за реальные деньги). Сектор ждёт поистине взрывной рост. Четвёртая сфера – креативная экономика, включающая в себя не только классические направления искусства, такие как живопись, музыка, литература, но и всё то, что можно считать необычным, нестандартным, неожиданным – тем самым креативом.
И наконец, пятая – экологическая сфера. Люди готовы платить за то, чтобы пользоваться более чистым, есть более чистое, жить в более чистом, и на этом рынке есть серьёзные деньги.

– Какие профессии, напротив, уйдут в прошлое?
– Главный критерий умирающей профессии – это её алгоритмизируемость. Если вы можете описать свою деятельность в чётких инструкциях, и с ней справится прилежный стажёр, значит, такие инструкции можно разработать и для робота. Причём это проще сделать для робота, который прячется внутри вашего ноутбука. Так что если, сидя на работе, вы всё чаще ловите себя на мысли, что занимаетесь скучной и неинтересной рутиной, то у меня для вас плохие новости.

– А как насчёт сферы транспорта? Останутся ли востребованы специалисты-железнодорожники?
– Если говорить именно о наземном транспорте, то можно назвать три главных тренда – приход беспилотного транспорта, электродвигателей и, конечно, цифровизация самих транспортных средств и инфраструктуры.
Современный автомобиль – это уже больше девайс, чем средство передвижения. Поскольку автомобили будут непрерывно «общаться» друг с другом и с элементами инфраструктуры, это позволит увеличить скорости, уменьшить аварийность, сократить пробки и улучшить логистику.
Если говорить о железных дорогах, то они сохранятся, и главными существенными изменениями, пожалуй, стоит считать рост скорости, появление новых материалов и внедрение беспилотных технологий. Распространение высокоскоростных железных дорог даст пассажирским поездам конкурентное преимущество перед самолётами на средних расстояниях, так что работа в сфере железнодорожного транспорта точно останется.
Скорее всего, ещё не скоро уйдёт линейный путевой персонал, так как автоматизировать их труд слишком дорого и бессмысленно, Но под угрозой находятся диспетчеры, машинисты и, конечно, билетные кассиры.

Беседовала Юлия Антич

Непрерывное обучение
Инга Корягина, доцент кафедры маркетинга, начальник международного отделения финансового факультета Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова,

Без каких качеств и умений придётся трудно в новых условиях труда

Рубрики: Рынок труда
«Люди-расчёски»

Рынок труда нового времени диктует свои правила

Рубрики: Рынок труда
Найти и удержать
Станислав Сугак, начальник Центра внутренних коммуникаций и бренда работодателя ОАО «РЖД»,

Сильный бренд работодателя позволяет привлекать с рынка труда лучшие кадры

Рубрики: Рынок труда
Рабочее место

Как меняется рынок труда после пандемии

Рубрики: Рынок труда
Команда мечты
Екатерина Жеребина, основатель консалтинговой компании «Взлёт», предприниматель, бизнес-консультант ,

От личных и профессиональных качеств руководителя зависит эффективность работы проектной группы

Рубрики: Рынок труда

Рубрики


Библиотека Корпоративного университета РЖД

Открывая организации будущего
Фредерик Лалу
«Открывая организации будущего». Издательство «Манн, Иванов и Фербер» 2016 год
Пять пороков команды
Патрик Ленсиони
«Пять пороков команды». Издательство «Манн, Иванов и Фербер» 2019 год
Атлант расправил плечи
Айн Рэнд
«Атлант расправил плечи». Издательство «Альпина Паблишер» 2020 год
Автором и владельцем сайта WWW.GUDOK.RU © является АО «Издательский дом «Гудок».
Пожалуйста, ВНИМАТЕЛЬНО прочитайте Правила использования материалов нашего ресурса

Адрес редакции: 105066, Москва, ул. Старая Басманная, 38/2, строение 3
Телефоны: (499) 262-15-56, (499) 262-26-53 Реклама: (499) 753-49-53
E-mail: gudok@css-rzd.ru; welcome@gudok.ru
о проекте условия использования контакты

Rambler's Top100