Сбалансированная модель
Сергей Мясоедов
Сергей Мясоедов
президент Российской ассоциации бизнес-образования, проректор РАНХиГС, директор Института бизнеса и делового администрирования (ИБДА) РАНХиГС

Сбалансированная модель

Как меняется сфера бизнес-образования в условиях пандемии коронавируса
Пандемия коронавируса поменяла привычный уклад жизни. К новым реалиям существования вынуждены адаптироваться не только компании, но и учебные заведения. Крупные игроки сферы бизнес-образования понимают: без очных программ обучение невозможно, но игнорирование онлайн-форматов чревато потерей слушателей. О том, по какому направлению сейчас движутся мировые и отечественные бизнес-школы, «Пульту управления» рассказал президент Российской ассоциации бизнес-образования, проректор РАНХиГС, директор Института бизнеса и делового администрирования (ИБДА) РАНХиГС Сергей Мясоедов.

– Сергей Павлович, с какими сложностями столкнулись крупные бизнес-школы после объявления пандемии COVID-19?
– Коронавирус и сопровождающий его экономический спад замедлили поступление студентов на программы даже самых известных учебных заведений мира. Сложности в проведении очных программ коснулись практически всех. 22 апреля Российская ассоциация бизнес-образования провела общероссийскую TED-сессию на базе платформы Zoom, в которой приняли участие около 70 ведущих школ бизнеса. Говорили о сложившейся ситуации: рынок ведущих и наиболее дорогих программ MBA на сегодняшний момент замер. Хочу обратить внимание: не умер, а замер, «ушёл в спячку». Клиенты пока не забирают деньги за оплаченные программы, они готовы ждать. Слушатели категорически против постоянного обучения в дистанционном формате. При очных занятиях под руководством преподавателей они участвуют в мозговых штурмах, рассказывают друг другу о передовом опыте, налаживают связи, а в свободное время за чашечкой кофе обсуждают возможные совместные проекты. Для наших клиентов это ключевые моменты образовательной работы.
Партнёры ИБДА РАНХиГС – Гренобльская бизнес-школа (34-е место в топ-100 мировых программ Executive MBA за прошлый год) и Антверпенская школа бизнеса (62-е место в том же рейтинге) попытались провести вместе с нами несколько образовательных сессий в онлайн-режиме. Наши клиенты приняли эти сессии, но сказали, что в следующий раз хотели бы поработать в офлайн-формате, вместе с преподавателем. Я уверен, что становление цифровой экономики – правильный и нужный процесс. Но клиенты программ MBA и Executive MBA пока предпочитают очный формат обучения, когда люди смотрят друг другу в глаза и делятся опытом напрямую, а не через Интернет.
Надо понимать, что получение важных практических знаний – это только треть задач программы MBA, а вот другие две трети – это обмен передовым опытом между участниками, выстраивание сети связей, которые помогают начать новый бизнес, в том числе в других регионах и даже частях света. Как раз последние компоненты сейчас оказались под ударом, поэтому старт обучения новых потоков слушателей по большинству качественных и дорогих образовательных программ перенесён до стабилизации эпидемиологической ситуации.
Конечно, есть передовые российские бизнес-школы, которые изначально предлагали исключительно дистанционные программы. И сейчас их представители заявляют, что образовательный рынок в условиях коронакризиса не только не провалился, но, наоборот, необыкновенно вырос. Замечу, что цены на программы этих школ составляют приблизительно 5–7% от цены программ MBA-лидеров. Программы отличаются от полноценных приблизительно так же, как отличается Девятая симфония Бетховена от попурри на темы популярных мелодий классической музыки на эстрадном концерте.

– Каким вы видите ближайшее будущее бизнес-образования в России и в мире, если ограничительные меры не будут сняты ещё какое-то время?
– Применительно ко всему бизнес-образованию говорить очень тяжело, потому что оно раскладывается на сегменты – дорогие и дешёвые, долгосрочные и краткосрочные, ориентированные на зрелых бизнесменов, занимающих высокие позиции в серьёзных компаниях, и начинающих молодых стартапных предпринимателей. Наконец, есть бизнес-образование, которое входит в разряд дополнительных профессиональных программ (MBA, Executive MBA), а есть так называемые бизнес-программы высшего образования (бакалавриат по деловому администрированию, магистратура по менеджменту).
О программах MBA и Executive MBA я уже сказал, их судьба такова: что-то удастся применить на дистанте, что-то нет. Думаю, на рынок постепенно начнут выходить новые blended-программы (смешанные. – Ред.). Во всяком случае, у нас такая программа успешно реализуется уже на протяжении трёх лет.
Дорогие программы, которые проводят самые престижные бизнес-школы, пока в ожидании стабилизации ситуации. Если оно затянется, стороны будут вести переговоры и соглашаться на компромисс – проводить занятия онлайн с возможностью переслушать и переполучить что-то в дальнейшем, просто чтобы не останавливать процесс. Но полностью в Интернет такие программы никогда не будут переведены.
Думаю, в ближайшие месяцы и годы появится большое число учреждений бизнес-образования, предлагающих то, что мы называем «управленческим фастфудом». По мере того как в аудитории всё активнее будут заходить «миллениалы» и «зумеры», этот процесс ускорится.
Короткие программы, которые сейчас активно выходят в онлайн, ведущие бизнес-школы не продают, а предлагают своим клиентам бесплатно. Например, у нас на платформе Zoom известный российский консультант в области антикризисного маркетинга Игорь Качалов дал открытый мастер-класс для выпускников ИБДА РАНХиГС. За последние три недели прошло уже 16 таких бесплатных мероприятий от ведущих преподавателей института для слушателей и выпускников программ. Наша цель – сохранить связь со своими клиентами, мы хотим задавать им вопросы и чувствовать, каково их настроение, готовы ли они сменить форматы взаимодействия. Также нам важно, чтобы слушатели смогли преодолеть психологические сложности от пребывания в замкнутом помещении, дать им первичные подсказки в отношении того, как вести себя, когда «заточение» закончится и снова начнётся активная работа.
Что касается второго пласта бизнес-образования – бакалаврских программ и магистратуры, то здесь онлайн-обучение показало намного большую привлекательность, эффективность и скорость адаптации к нему слушателей. Все крупные вузы России быстро перешли на онлайн-преподавание. Так, например, РАНХиГС, уже имевшая множество курсов и программ, подготовленных для работы в онлайне в рамках первого высшего образования, завершила этот переход в течение нескольких дней. Сейчас у нас идут полноценные онлайн-занятия, когда профессора на передовых платформах (в частности, Zoom, Microsoft Teams, Webinar.ru) читают лекции, ведут тренинги и проектную работу в виртуальных аудиториях.
Первый месяц такой работы показал, что, несмотря на отсутствие главной прелести студенческой жизни – общения, эффективность образования не снизилась. Конечно, долгие часы сидения перед компьютером через какое-то время становятся утомительными, поэтому нам приходится изучать психологические особенности онлайн-преподавания. Планируем проводить интерактивные занятия, снимать анимацию для того, чтобы иллюстрировать те или иные посылы лекции. Нам ещё предстоит многому научиться.
Как только можно будет выйти за пределы «комнаты», бизнес найдёт пути для восстановления. Мы увидим, как быстро и эффективно это произойдёт. Сейчас главное – не впадать в уныние. Давайте вспомним знаменитое кольцо царя Соломона, на котором было написано: «И это пройдёт», и будем исходить из того же.

– Какие шаги необходимо предпринять учебным заведениям, чтобы успешно справиться с возможными негативными последствиями коронакризиса и суметь эффективно работать в новых условиях?
– Выход из коронакризиса не пройдёт одним шагом. Ослабление ограничений в общении будет идти поэтапно, что мы и наблюдаем сейчас в Европе. Предположу, что COVID-19 будет отпускать разные территории страны асинхронно. Центр заболеваемости – это Москва, хаб, через который всегда проходило максимальное количество туристических и деловых потоков. В целом ряде регионов страны ситуация в отношении нового вируса намного мягче. И, следовательно, бизнес-образование может возродить занятия в первую очередь в этих регионах.
Ведущие организации бизнес-образования уже сегодня должны подумать о том, что они будут делать, как только произойдут первые карантинные послабления. Самое простое – смогут ли они организовать в аудиториях социальную дистанцию студентам и слушателям?
В целом тем учреждениям, которые сейчас столкнулись с большими проблемами при переводе обучения в онлайн, стоит развивать это направление и дальше, чтобы при следующих кризисах (если они вдруг возникнут) избежать схожих неприятностей.

– В чём вы видите преимущества и недостатки, сложности и возможнсти онлайн-образования для студентов и преподавателей?
– Хорошее онлайн-образование требует больших инвестиций в технику, технологии, переучивание кадров, реорганизацию помещений. Приведу простой пример: если вы ведёте онлайн-занятия с парой сотен людей, разбивая их потом на подгруппы по 15 человек и разводя по виртуальным кабинетам, на маленьком экране компьютера это чревато потерей качества изображения, а также тяжёлой, утомительной и не слишком эффективной преподавательской работой. Если же педагог ведёт занятие в оборудованной комнате, где на стенах висят несколько лазерных компьютерных панелей и слушатели видят его с разных ракурсов, то получится профессиональное шоу и такое онлайн-занятие по качеству перекроет даже традиционное.
Небольшие региональные университеты должны получить современные компьютеры, оснащённые всем необходимым. Однако техника и технологии без переучивания педагогов под дистанционную работу бесполезны. И это очень большой вызов для преподавательского сообщества – стать лучшими не только в живой аудитории, но и в виртуальной. Профессорам традиционной школы неизбежно придётся меняться. В условиях возможностей цифровой экономики прежнее образование неконкурентоспособно.
Второй момент, на который я хотел бы обратить внимание: онлайн-образование идеально для «хардовых» дисциплин (например, для математики, эконометрики, где есть конкретные задачи и формулы). Как только вы переходите от знаний к скиллам, к оттачиванию того, что идёт на грани между наукой и искусством, возникают проблемы. Давайте выйдем за пределы бизнес-образования и предположим, что вы проводите онлайн-занятие в театральном институте или в училище балетного искусства. На занятиях в авторских классах педагоги должны работать со студентами вживую, потому что крайне важна энергетика эмоций. Не случайно выпускники театральных институтов всю жизнь говорят о своём преподавателе как о главном учителе по жизни, потому что прониклись им в результате обмена эмоциями.
То же самое относится к soft skills, или «мягким» навыкам в бизнес-образовании. Перевести такие тренинги в онлайн целиком без потери значительной части качества сегодня нереально. Не уверен, что это когда-нибудь вообще станет возможным. Хотя целый ряд руководителей классических, исследовательских и прочих университетов сейчас с удовольствием декларируют неизбежный полный переход к дистантному образованию, я уверен, что через полгода или год, по окончании пандемии, мы вернёмся в любимые университетские аудитории, причём с большим удовольствием.
Возможно, порядка 30–40% занятий останутся в онлайне, но главное, чтобы для потребителей это было психологически комфортно. И здесь уместно привести опыт известной американской бизнес-школы – Университета Бентли. На протяжении многих лет там проводятся открытые для дистантного образования университетские классы. Студентам можно выбрать – находиться в аудитории или участвовать в занятии дистанционно. Выпускница одного из российских физико-математических институтов, которая руководила там дистантной работой, сказала мне, что количество очников и дистантников там поделилось примерно поровну. Нашим учебным заведениям стоит взять такой опыт на заметку – активнее использовать возможности цифровой экономики, но при этом не забывать о психологическом настрое студентов. Это приведёт университетское образование к сбалансированной модели.

Беседовала Юлия Антич
Лёгкое дыхание

Железнодорожное сообщение в мире постепенно возобновляется

Рубрики: Пандемия
Все на выход

Как с меньшими потерями прервать режим самоизоляции

Рубрики: Пандемия
Доктор на связи

«РЖД-Медицина» активно внедряет телемедицинские технологии

Рубрики: Пандемия
Время учиться

Удалённая работа подтолкнула работодателей организовать обучение сотрудников цифровым навыкам

Рубрики: Пандемия
Кадровый вопрос

Главный тренд сегодня – smart-рекрутинг и zero-HR

Рубрики: Пандемия

Рубрики


Библиотека Корпоративного университета РЖД

Просто Космос. Практикум по Agile-жизни, наполненной смыслом и энергией
Катерина Ленгольд
«Просто Космос. Практикум по Agile-жизни, наполненной смыслом и энергией». Издательство «Манн, Иванов и Фербер», 2018 год
Стрессоустойчивость. Как сохранять спокойствие и эффективность в любых ситуациях
Шэрон Мельник
«Стрессоустойчивость. Как сохранять спокойствие и эффективность в любых ситуациях». Издательство «Манн, Иванов и Фербер»,2015 год
Гори, но не сгорай. Как пойти ва-банк, добиться успеха и наслаждаться жизнью без баланса
Брэд Сталберг, Стив Магнесс
«Гори, но не сгорай. Как пойти ва-банк, добиться успеха и наслаждаться жизнью без баланса». Издательство «Манн, Иванов и Фербер» 2020 год
Автором и владельцем сайта WWW.GUDOK.RU © является АО «Издательский дом «Гудок».
Пожалуйста, ВНИМАТЕЛЬНО прочитайте Правила использования материалов нашего ресурса

Адрес редакции: 105066, Москва, ул. Старая Басманная, 38/2, строение 3
Телефоны: (499) 262-15-56, (499) 262-26-53 Реклама: (499) 753-49-53
E-mail: gudok@css-rzd.ru; welcome@gudok.ru
о проекте условия использования контакты

Rambler's Top100