Единство мышления
Виталий Тришанков
Виталий Тришанков
заместитель начальника Дирекции тяги ОАО «РЖД»
Олег Валинский
Олег Валинский
заместитель генерального директора – начальник Дирекции тяги ОАО «РЖД»
Игорь Посадов
Игорь Посадов
приглашённый профессор Стокгольмской школы экономики

Единство мышления

КЖЦ ВТП в контексте развития институциональной экономической науки по разделу «Теория контрактов»
Наука – капитан,
а практика – солдаты

Леонардо да Винчи

Побуждением к написанию настоящей статьи явилось осознание её авторами актуальности раскрытия сущности построения бизнеса в формате контракта жизненного цикла высокотехнологичной продукции (далее – КЖЦ ВТП) как самостоятельного предмета исследования в контексте развития институциональной экономической науки по разделу «Теория контрактов».

Насущность институализации построения бизнеса в формате КЖЦ ВТП диктуется объективной необходимостью смены парадигмы от эмпирического освоения компаниями – участниками предпринимательских действий, обусловленных ситуационным восприятием ими правил ведения деловых взаимоотношений, к обретению научно разработанной концепции их установления, дающей целостное видение стратегии целеполагания и достижения адекватным современным вызовам времени клиентоориентированности, конкурентоспособности и рентабельности.

Такая фундаментальность подхода к построению бизнеса в формате института КЖЦ ВТП обусловлена разворачивающимися на наших глазах эпохальными трансформациями, которые характеризуются беспрецедентно ускоренным развитием и повсеместным распространением в экономическом бытии современного общества прорывных по своей сущности как управленческих, так и технологических инноваций.

С наступлением третьего тысячелетия все мы становимся и свидетелями, и непосредственными участниками порождения кардинально нового социально-экономического уклада человеческой цивилизации, что в трудах основателя и бессменного президента Всемирного экономического форума в Давосе профессора Клауса Шваба обрело название Четвёртая промышленная революция, или Революция 4.0 (1, 2).

Уникальность происходящих изменений настолько фундаментальна, что мировая история ещё не знала подобной эпохи – времени как великих потрясений, так и потенциальных возможностей, возникающих в результате инновационной гармонизации и интеграции большого числа различных научных дисциплин и открытий, что более не является лишь плодом научной фантастики (1–5).

При этом характеристическим проявлением Революции 4.0 выступает определяемый как технологическая сингулярность экспоненциальный рост научно-технического прогресса, который сопряжён с радикальным переформатированием мышления, обеспечивающим нахождение в авангарде происходящих перемен.

Обретение отвечающей глобальным трендам Революции 4.0 парадигмы мышления (6–8) создаёт содержательную предпосылку как для общества в целом, так и для отдельных компаний – в особенности к определению дорожной карты не малоутешительного выживания, а достойного процветания во всё более нестабильную, неопределёную, сложную и неоднозначную эпоху сингулярности – в так называемом мире VUCA1 (3–5).

Выразительным трендом таких трансформаций на полном основании является и построение бизнеса в формате КЖЦ ВТП, который воплощает собой парадигмальный сдвиг от ориентации «на продукт» к ориентации «на решение».

При этом в научно-постановочном понимании необходимым этапом предстаёт институализация построения бизнеса в формате КЖЦ ВТП. Осознание необходимости обретения научного видения сущностных основ построения и ведения бизнеса в формате института КЖЦ ВТП в полной мере отвечает глобальным вызовам и трендам разворачивающейся Революции 4.0.

По сути дела, построение бизнеса в формате института КЖЦ ВТП является принципиально новой доктриной управления компаниями-участниками, кардинальным образом меняющей взгляд на принципы ведения их финансово-хозяйственной деятельности. Без достижения должного уровня институционального понимания построения бизнеса в формате КЖЦ ВТП все предпринимаемые усилия, основанные на адаптации имеющихся практических навыков, рано или поздно неминуемо выведут на противоречивый и критичный путь имеющихся бизнес-отношений между компаниями-участниками, заканчивающийся их расторжением.

О таком вполне вероятностном риске ведения дел свидетельствует безустанный опыт поиска наших отечественных обновленцев от экономики новомодных управленческих «словесно волшебных палочек», как будто бы непременно приносящих быстрый и ошеломляющий всех и вся успех.

Действенной альтернативой такому незамысловатому подходу является неустанная и до предела сосредоточенная работа, нацеленная на установление институциональных основ построения бизнеса в формате КЖЦ ВТП.

Происходящее на стыке тысячелетий всё более выразительное возрастание деловой активности на поприще построения бизнеса в формате КЖЦ ВТП диктует актуальность диалектического перехода от эмпирически выработанных на практике приёмов и положений ведения дел к концептуальному определению данного вида предпринимательской деятельности как предмета научных изысканий в контексте тенденций развития институциональной экономической теории.

В связи с этим представляется целесообразным достаточно подробно остановиться на научном понимании термина «контракт», которое занимает одно из центральных мест в институциональной экономической теории, что позволяет на надлежащем уровне понимания всесторонне и системно раскрыть сущность построения бизнес-отношений между компаниями – участниками в формате КЖЦ ВТП.

Необходимость обстоятельного рассмотрения как научного понятия «контракт», так и проистекающего из него институционального построения бизнеса в формате КЖЦ ВТП продиктована тем, что нам не однажды на различных дискуссионных площадках приходилось вступать в активную полемику с оппонентами нашего видения актуальности институализации парадигмы построения такого рода деловых отношений, выражавшим своё сомнение в обоснованности применения к ним концептуального социально-экономического подхода, поскольку рассматривали данный вид предпринимательской деятельности только лишь как разновидность договора, ссылаясь, например, на его юридическое трактование в главе 27 «Понятие и условия договора» Гражданского кодекса Российский Федерации.

Действительно, контракт в юридическом смысле – это соглашение, договор, который, будучи заключённым в письменной форме, устанавливает гражданские права и обязанности сторон и определяет срок его действия.

Вместе с тем под контрактом одновременно понимаются также и возникающие из его сущности экономические отношения сторон (9).

При этом те формы контракта, которые известны сейчас, – это сравнительно недавнее явление. До эпохи капитализма отношения между субъектами хозяйствования обычно не регулировались контрактами. Права и обязанности сторон зависели от их места в социальной иерархии, а не от заключаемых юридических сделок.

Контракты как защищённые законом обязывающие соглашения появляются только в XVI веке. Чтобы иметь возможность заключить контракт, хозяйствующий субъект должен быть вырван из иерархических структур, быть свободным и иметь возможность самостоятельно решать, какие обязательства он хочет взять на себя, сравнивая их с правами, которые он приобретает.

Отсюда центральное значение имеет принцип свободы контракта, который означает право любой из сторон отказаться от заключения контракта, поскольку никто не может заставить хозяйствующий субъект взять на себя какое-либо обязательство и в то же время позволяет ему передавать правомочие тому лицу, которое он наиболее высоко ценит.

Так, описывая стабилизирующие функции контрактных отношений, видный английский философ эпохи Просвещения Давид Юм особо выделял в обществе доверия в качестве императивной морально-этической категории само понятие «доверие» как основополагающее начало, на котором базируется добровольное выполнение сторонами таких отношений свободно взятых на себя обязательств в контексте полученных в обмен прав (10).

Поэтому наряду с юридической дефиницией понятия «контракт» современная институциональная экономическая наука2 также даёт и социально-экономическую интерпретацию «контракта» в качестве смысловой категории, лежащей в основе активно развивающейся в последние три десятилетия теории контрактов, без практического применения которой не может быть успешного корпоративного управления, результативного построения долгосрочных деловых взаимоотношений и эффективного управления персоналом.

Впервые же подход к контрактам как к системному выражению социально-экономических отношений сторон – субъектов хозяйствования был предложен видным экономистом Ойгеном фон Бём-Бáверком, являющимся одним из основных представителей австрийской экономической школы (11).

Современная неоинституциональная экономическая теория (12–17)3, опираясь на впервые предложенную американским учёным Я. Макнейлом трёхзвенную концептуальную классификацию контракта, определяет три типологических вида контракта, как-то: 1) классический контракт; 2) неоклассический контракт; 3) имплицитный (неявный, отношенческий) контракт.

Как показывает аналитическое рассмотрение, контракт жизненного цикла высокотехнологичной продукции в наибольшей степени соответствует неоклассическому типологическому виду, который институциональной экономической теорией рассматривается как долгосрочный контракт, действующий в условиях неопределённости, так как не все будущие события могут быть предусмотрены и оговорены ввиду наличия «наблюдаемых, но неверифицируемых» (observable non-verifiable) переменных. Тем самым неоклассический контракт является неполным и имеет характеристические признаки соглашения о принципах сотрудничества. По существу, такой тип контракта выражает собой документированный диалог между его участниками.

В неоклассическом контракте стороны не являются безликими; его участники устанавливают долгосрочные партнёрские отношения, базирующиеся на принципах «разумного доверия» (18), которое создаёт корпоративно-культурную среду для их тесного и непрерывного взаимодействии, что является источником обретения дополнительной ценности. Такого вида контракт является по своей природе реляционным, поскольку основан на отношениях разумного доверия между его участниками.

При этом участники неоклассического контракта соглашаются на привлечение третейской стороны, решения которой обязуются выполнять в случае наступления не оговоренных в нём событий. Как правило, чем более длительным является неоклассический контракт, тем более сложен предмет договорённости, тем меньше значения придаётся цене и качественным характеристикам на стадии заключения контракта и тем больше внимания уделяется правилам, которые регулируют отношения сторон в рамках его действия, и их приспособление к непредвиденным обстоятельствам. Поэтому, как правило, применяются не фиксированные цены, а правила гибкого ценообразования.

По мере увеличения продолжительности и сложности неоклассического контракта всё большее значение приобретает корпоративно-культурное соответствие компаний-участников. В условиях, когда замена партнёра становится затруднительной, неоклассические подходы вытесняются имплицитными (неявными).

Согласно взглядам американского экономиста О. Уильямсона4 (13), контрактные отношения в этом случае приобретают свойства «мини-общества» с обширным спектром норм деловой этики, не ограничивающимся теми из них, которые непосредственно связаны с актом обмена и сопровождающими его процессами. В определённом смысле в имплицитном контракте имеет место приоритет неформальных этических правил над формальными. Это означает среди прочего, что компании-участники предпочтут решать споры между собой, не прибегая к помощи третьей стороны.

Более того, О. Уильямсон (13) обстоятельно рассматривает коллизию, при которой из-за ограниченной рациональности людей, заключающих контракт, невозможно предусмотреть в нём все обстоятельства и условия выполнения.

Как следствие, все сложные неполные контракты по своей природе являются несовершенными и имплицитными, поскольку требуют постоянного и тесного взаимодействия между компаниями-участниками для адекватной адаптации их отношений к изменяющимся условиям деловой среды, где одним из значимых факторов выступает поведенческая неопределённость.

Тем самым неполные неоклассические контракты позволяют компаниям-участникам гибко реагировать на непредвиденные обстоятельства, но одновременно создают проблему несовершенства обязательств договаривающихся сторон и опасность постконтрактного оппортунизма. Поэтому когда стоит выбор между более или менее полным неоклассическим контрактом, то при его подготовке должен достигаться определённый компромисс между защитой от оппортунистического поведения, с одной стороны, и способностью компаний-участников гибко приспосабливаться к меняющимся обстоятельствам – с другой.

Всё изложенное даёт полное основание отнести КЖЦ ВТП к неоклассическому типологическому виду, имеющему определённые характеристические признаки, которые свойственны имплицитному виду. Так, например, взаимно принятая участниками договорных отношений двусторонняя зависимость и их обоюдная готовность и способность к осуществлению совместной деятельности на основе согласованных корпоративных ценностей и концепции «разумное доверие» (18) как неосязаемого актива.

При этом представляется важным следующее заключение: построение бизнеса в формате КЖЦ ВТП предстаёт как структурно выраженный самостоятельный предмет для проведения обстоятельного теоретического изыскания в области неоинституциональной экономической науки по разделу «Теория контрактов», демонстрирующему на рубеже XX–ХХI веков своё активное развитие.

Недавним наглядным свидетельством тому является присуждение Нобелевской премии по экономике за 2016 год Оливеру Саймону Д’Арси Харту5 и Бенгту Хольмстрему6 за внесённый вклад в развитие теории контрактов (20), которые существенным образом углубили и дополнили неоклассическую институциональную теорию, приблизив её к реальным потребностям общества и бизнеса (14).

Здесь следует заметить, что Нобелевский комитет и ранее отмечал учёных за выдающиеся достижения, которые так или иначе связаны с формированием целостной теории контрактов.

Так, Нобелевские премии по экономике, полученные Гербертом Александром Саймоном за новаторские исследования принятия решений в рамках экономических организаций (1978), Рональдом Гарри Коузом – за открытие и прояснение точного смысла трансакционных издержек и прав собственности в институциональной структуре и функционировании экономики (1991), Оливером Итоном Уильямсоном – за исследования проблематики управления экономическими отношениями (2009) и даже Нобелевскую премию, полученную Франко Модильяни за анализ финансовых рынков и поведения людей в отношении сбережений (1985), правомерно считать наградами за создание фундаментальных основ современной теории контрактов.

В результате усилий, приложенных столь видной плеядой учёных, неоинституциональная экономическая наука, в которой достойное место обрела и теория контрактов, стала важнейшей составляющей развития современной экономической мысли (12–17), что находит своё содержательное выражение в формировании образовательных процессов в ведущих университетах и бизнес-школах мира, где донесение теоретических знаний корреспондируется с их практическим освоением в передовых технологических корпорациях, выстраивающих бизнес в формате КЖЦ ВТП.

Как показывает имеющийся к настоящему времени отечественный педагогической опыт формирования и ведения учебно-образовательной дисциплины «Институциональная экономика», включая входящий в неё раздел «Теория контрактов», её содержательные положения достаточно ёмко представлены в учебниках (15, 16) и по уровню соответствуют магистерским и докторским программам по экономике в западных университетах.

Преимущество этих учебных изданий в том, что теория контрактов излагается в рамках «неоинституционального подхода» на основе раскрытия концептуальных научных представлений нобелевских лауреатов Р. Коуза, О. Уильямсона, О. Харта и Б. Хольстрема. При этом следует отметить видную роль российского учёного-экономиста, а ныне профессора экономики Парижской школы политических наук С.М. Гуриева в становлении и развитии теории контрактов (17) на ниве отечественной неоинституциональной экономической мысли.

Подводя определённый итог, базирующийся на рассмотрении концептуальных представлений современной теории контрактов, приходим к заключению, что успешность построения договорных отношений в формате КЖЦ ВТП определяется, по крайней мере, пятью основополагающими факторами, а именно:
1. Наличие разработанной конструктивной парадигмы построения бизнеса в формате КЖЦ ВТП, базирующейся на проведении изысканий в области неоинституциональной экономической науки по разделу «Теория контрактов» (21-23);
2. Имплементация парадигмы построения бизнеса в формате КЖЦ ВТП на законодательном и нормативно-правовом поле, способствующая конструктивному и действенному построению деловых долгосрочных взаимоотношений между компаниями-участниками (24);
3. Глубоко осознанное и согласованное принятие этой парадигмы компаниями – участниками договорных отношений с целью практического воплощения в формате КЖЦ ВТП на основе скоординированного долгосрочного сотрудничества по фабуле концепции «разумного доверия» (9) и выработки совместимых этических норм корпоративной культуры (25, 26);
4. Скоординированное построение договорных взаимоотношений между компаниями-участниками на основе диалектического сочетания лучшей практики корпоративного управления с передовыми стандартами ведения КЖЦ ВТП (27–29);
5. Нахождение в составе компаний-участников КЖЦ ВТП сплочённых, наделённых надлежащей целостной совокупностью базисных и ключевых компетенций топ-менеджерских команд – единомышленников, способных отвечать на глобальные вызовы и тренды Четвёртой промышленной революции (30, 31).

Также немаловажно в полной мере отчётливо осознавать и то, что отсутствие хотя бы одного из этих пяти основополагающих факторов априори рано или поздно обрекает на неудачу все предпринимаемые попытки построения бизнеса в формате КЖЦ ВТП.

Разумеется также и то, что в угоду декларативно объявленным решениям можно громогласно заявлять о сиюминутном построении отношений в формате КЖЦ ВТП, однако в конечном итоге такая фабула поведения неминуемо приведёт не только к дискредитации по своей сущности прогрессивного бизнес-подхода, но и в целом к торможению столь необходимых для эффективного развития экономики страны прорывных управленческих инноваций.

И наконец, обращаясь к происходящим в 2020 году эпохальным событиям, всё более наглядно свидетельствующим о наступлении эры глобальной трансформации цивилизационных социально-экономических отношений, всё более выразительной предстаёт и актуальность системного определения и реализации адекватных вызовам инновационных управленческих решений, к числу которых, по нашем убеждению, вполне обоснованно относится и построение деловых отношений в формате института КЖЦ ВТП.


1  VUCA – акроним английских слов volatility (нестабильность), uncertainty (неопределённость), complexity (сложность) и ambiguity (неоднозначность). Мир VUCA – это мир, в котором задачи прогнозирования труднореализуемы.

2 Название «институциональная экономика» было предложено профессором Йельского университета Уолтоном Гамильтоном в 1918 году на заседании Американской экономической ассоциации.

3 Основоположником неоинституциональной экономической теории считается лауреат Нобелевской премии, первый президент Международного общества новой институциональной экономики Рональд Гарри Коуз, сформулировавший теорему об определении прав собственности посредством установления контрактных отношений (теорема Клоуза) и долгое время возглавлявший ныне носящий его имя институт при Чикагском университете, сферой деятельности которого является неоинституциональная экономика, включая рассмотрение проблем измерения издержек и теории контрактов (12) институциональной экономики.

4 Оливер Итон Уильямсон является ярким представителем неоинституализма, внёсшим значительный вклад в развитие теории экономических институтов, инструментария трансакционных издержек и моделирования оппортунистического поведения, что отмечено присуждением Нобелевской премии по экономике за 2009 год (19). Его фундаментальный труд «Экономические институты капитализма: фирмы, рынки, отношенческая контратация» (13), как одним из самых цитируемых по институциональному анализу книг, вправе считается энциклопедией трансакционного подхода.

5 Оливер Харт, профессор Гарвардского университета, широко известен как исследователь роли структуры собственности и контрактных договорённостей в корпоративном управлении, сделавший значительный вклад в теорию неполных контрактов, в которых невозможно однозначно определить права и обязанности сторон при наступлении непредвиденных ситуаций, что полностью соответствует проблематике построения бизнеса в формате КЖЦ ВТП. О. Харт является экспертом по управлению в компаниях Black and Decker v. U.S.A. и Wells Fargo.

6 Бенгт Хольмстрем, профессор Массачусетского технологического института, является создателем теории контрактов и стимулов экономического поведения, включая рассмотрение её положений в аспекте прикладного использования в вопросах корпоративного управления, мотивации персонала и формирования корпоративной культуры. Б. Хольмстрем – консультант ряда компаний и правительственных учреждений, среди которых NOKIA, Pellervo Group, William M. Mercer Corporation, Daimler-Benz, McKinsey & Co., Northwest Airlines, Министерство финансов Финляндии и Финское бюро по вопросам конкуренции.


Литература

1. Шваб Клаус. Четвёртая промышленная революция: перевод с англ./Клаус Шваб. – Москва: Издательство «Э», 2017. – 208 с.

2. Шваб Клаус. Технологии Четвёртой промышленной революции: перевод с англ./Клаус Шваб, Николас Дэвис. – Москва: Эксмо, 2018. – 320 с.

3. Блуммарт Т. Четвёртая промышленная революция и бизнес: Как конкурировать и развиваться в эпоху сингулярности/Тью Блуммарт, Стефан ван ден Брук при участии Эрика Колтофа; перевод с англ. – М.: Альпина Паблишер, 2019. – 204 с.

4. Скиннер К. Человек цифровой. Четвёртая революция в истории человечества, которая затронет каждого. – М.: Манн, Иванов и Фербер, 2019. – 304 с.

5. Ито Джой. Сдвиг. Как выжить в стремительном будущем/Джой Ито, Джефф Хоуи; перевод с англ. О. Поборцевой. – М.: Манн, Иванов и Фербер, 2018. – 272 с.

6. Баркер Д. Парадигма мышления: Как увидеть новое и преуспеть в меняющемся мире/Д. Баркер; перевод с англ. – М.: Альпина Бизнес Букс, 2007. – 187 с.

7. Баркер Д. Опережающее мышление: Как увидеть тренд раньше других/Д. Баркер; перевод с англ. Т.Ю. Гутман. – М.: Альпина Паблишер, 2020. – 227 с.

8. Деминг Э. Выход из кризиса. Новая парадигма управления людьми, системами и процессами/Э. Деминг. – М.: Альпина Паблишер, 2016. – 417 c.

9. Кучковская Н.В. Переход от правовой категории контракта к экономической /Азимут научных исследований: экономика и управление. – 2018. – Т. 5 – № 4 (25). – С. 161–167.

10. Юм Давид. Сочинения в двух томах. Том 1. – М.: Мысль, 1966. – 184 с.

11. Бём-Баверк Ойген. Основы теории ценности хозяйственных благ// Избранные труды о ценности, проценте и капитале. – М.: Эксмо, 2009. – 912 с.

12. Коуз Р. Очерки об экономической теории и экономистах; пер. с англ. М. Расков, науч. ред. М. Расков. – М.: СПб, Изд-во Института Гайдара, Изд-во «Международные отношения»; Факультет свободных искусств и науки СПбГУ, 2015. – 288 с.

13. Уильямсон Оливер Итон. Экономические институты капитализма: фирмы, рынки, отношенческа контратация; пер. с англ./Оливер И. Уильямсон; науч. ред., вступл. В.С. Катькало. – СПб: Лениздат, 1996. – 702 с.

14. Харт О.Д. Неполные контракты и теория фирмы//Природа фирмы: К 50-летию выхода в свет работы Р. Коуза «Природа фирмы»/Под ред. О.И. Уильямсона, С. Дж. Уинтера; пер. с англ. М.Я. Каждана. – М.: Дело. – 2001. – С. 206–236 с.

15. Шаститко А.Е. Новая институциональная экономическая теория. 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Экономический факультет МГУ, ТЕИС, 2002. – 591 с.

16. Институциональная экономика. Новая институциональная экономическая теория/под общей ред. А.А. Аузана, 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Проспект, 2019. – 448 с.

17. Бремзен А.С., Гуриев С.М. Конспекты лекций по теории контрактов. – М.: Российская экономическая школа, 2005. – 72 с.

18. Кови С., Линк Г. Разумное доверие/С. Кови, Г. Линк; перевод с англ. П.А. Самсонова. – Минск: Попурри, 2013. – 256 с.

19. Нобелевская премия по экономике 2009 года//Российский журнал менеджмента. – 2009. – Том 7. – № 4. – С. 3–12.

20. Измалков С., Сонин К. Основы теории контрактов (Нобелевская премия по экономике 2016 года – Оливер Харт и Бенгт Хольмстрем)// Вопросы экономики. – 2017. – № 1. – С. 5–21.

21. Валинский О.С., Посадов И.А., Скрябин И.Н., Тришанков В.В. Институализация парадигмы построения бизнеса в формате контракта жизненного цикла//Пульт управления. – 2018. – № 3 (37). – С. 46–51.

22. Валинский О.С., Посадов И.А., Скрябин И.Н., Тришанков В.В. Концептуальные основы формирования интегрированного потребительского запроса как предмета контракта жизненного цикла высокотехнологичной продукции//Пульт управления. – 2019. – № 1 (39). – С. 34–37.

23. Валинский О.С., Посадов И.А., Скрябин И.Н., Тришанков В.В. Концептуальные основы определения сбалансированной стоимости жизненного цикла высокотехнологичной продукции//Экономика железных дорог. – 2019. – № 2. – С. 26–32.

24. Валинский О.С., Посадов И.А., Скрябин И.Н., Тришанков В.В. Нормативно-правовая адаптация договорных отношений в формате контракта жизненного цикла высокотехнологичной продукции: проблемные вопросы и видение их решения//Пульт управления. – 2018. – № 4 (38). – С. 54–59.

25. Валинский О.С., Посадов И.А., Скрябин И.Н., Тришанков В.В. Диалектика построения бизнеса в формате Института контракта жизненного цикла//Пульт управления. – 2019. – № 3 (41). – С. 18–23.

26. Валинский О.С., Посадов И.А., Скрябин И.Н., Тришанков В.В. Парадигма построения бизнеса в формате контракта жизненного цикла как ответ на глобальные вызовы и тренды современной мировой экономики//Пульт управления. – 2019. – № 4 (42). – С. 38–45.

27. Валинский О.С., Посадов И.А., Скрябин И.Н., Тришанков В.В. Как заказчики и подрядчики должны строить бизнес в формате контракта жизненного цикла высокотехнологичной продукции//Пульт управления. – 2019. – № 5 (43). – С. 38–45.

28. Валинский О.С., Посадов И.А., Скрябин И.Н., Тришанков В.В. Построение бизнеса в формате контракта жизненного цикла высокотехнологичной продукции: преимущества и риски для его участников//Пульт управления. – 2019. – № 6 (44). – С. 40–47.

29. Валинский О.С., Посадов И.А., Скрябин И.Н., Тришанков В.В. Постановка коннективной методологической системы построения бизнеса в формате контракта жизненного цикла высокотехнологичной продукции//Пульт управления. – 2019. – № 8 (46). – С. 42–49.

30. Валинский О.С., Посадов И.А., Скрябин И.Н., Тришанков В.В. В чём смысл триединой целостности: «Компетенция Архитектора», «Компетенция Инженера» и «Компетенция Мастера»//Пульт управления. – 2019. – № 10 (48). – С. 30–37.

31. Валинский О.С., Посадов И.А., Скрябин И.Н., Тришанков В.В. Архитектоника построения системы развития базисных и ключевых компетенций топ-менеджмента при ведении бизнеса в формате контракта жизненного цикла высокотехнологичной продукции//Пульт управления. – 2019. – № 12 (50). – С. 44–51.

Матрица возможностей
Виталий Тришанков, заместитель начальника Дирекции тяги ОАО «РЖД» ,
Игорь Посадов, приглашённый профессор Стокгольмской школы экономики,
Олег Валинский, заместитель генерального директора – начальник Дирекции тяги ОАО «РЖД»,
Илья Скрябин, генеральный директор ООО «Коннектив ПЛМ»,

Архитектоника построения системы развития базисных и ключевых компетенций топ-менеджмента при ведении бизнеса в формате КЖЦ высокотехнологичной продукции

Рубрики: Революция 4.0
Через коннективность к компетенции творца
Игорь Посадов, приглашённый профессор Стокгольмской школы экономики,
Виталий Тришанков, заместитель начальника Дирекции тяги ОАО «РЖД»,
Олег Валинский, заместитель генерального директора – начальник Дирекции тяги ОАО «РЖД»,
Илья Скрябин, генеральный директор ООО «Коннектив ПЛМ»,

В чём смысл триединой целостности «Компетенция Архитектора», «Компетенция Инженера» и «Компетенция Мастера»

Рубрики: Революция 4.0
Через методологию к познанию
Игорь Посадов, приглашённый профессор Стокгольмской школы экономики,
Виталий Тришанков, заместитель начальника Дирекции тяги ОАО «РЖД»,
Олег Валинский, заместитель генерального директора – начальник Дирекции тяги ОАО «РЖД»,
Илья Скрябин, генеральный директор ООО «Коннектив ПЛМ»,

Постановка коннективной методологической системы построения бизнеса в формате КЖЦ высокотехнологичной продукции

Рубрики: Революция 4.0
Взвешенный подход
Игорь Посадов, приглашённый профессор Стокгольмской школы экономики,
Виталий Тришанков, заместитель начальника Дирекции тяги ОАО «РЖД»,
Олег Валинский, заместитель генерального директора – начальник Дирекции тяги ОАО «РЖД»,
Илья Скрябин, генеральный директор ООО «Коннектив ПЛМ»,

Построение бизнеса в формате КЖЦ высокотехнологичной продукции: премущества и риски для его участников

Рубрики: Революция 4.0
Гармонизация бизнес-отношений
Игорь Посадов, приглашённый профессор Стокгольмской школы экономики,
Виталий Тришанков, заместитель начальника Дирекции тяги ОАО «РЖД»,
Олег Валинский, заместитель генерального директора – начальник Дирекции тяги ОАО «РЖД»,
Илья Скрябин, генеральный директор ООО «Коннектив ПЛМ»,

Как заказчики и подрядчики должны строить бизнес в формате КЖЦ высокотехнологичной продукции

Рубрики: Революция 4.0

Рубрики


Библиотека Корпоративного университета РЖД

Атлант расправил плечи
Айн Рэнд
«Атлант расправил плечи». Издательство «Альпина Паблишер» 2020 год
Нунчи. Корейское искусство предугадывать поступки людей и мягко управлять любой ситуацией
Юни Хонг
«Нунчи. Корейское искусство предугадывать поступки людей и мягко управлять любой ситуацией». Издательство «Бомбора» 2019 год
Просто Космос. Практикум по Agile-жизни, наполненной смыслом и энергией
Катерина Ленгольд
«Просто Космос. Практикум по Agile-жизни, наполненной смыслом и энергией». Издательство «Манн, Иванов и Фербер», 2018 год
Автором и владельцем сайта WWW.GUDOK.RU © является АО «Издательский дом «Гудок».
Пожалуйста, ВНИМАТЕЛЬНО прочитайте Правила использования материалов нашего ресурса

Адрес редакции: 105066, Москва, ул. Старая Басманная, 38/2, строение 3
Телефоны: (499) 262-15-56, (499) 262-26-53 Реклама: (499) 753-49-53
E-mail: gudok@css-rzd.ru; welcome@gudok.ru
о проекте условия использования контакты

Rambler's Top100