Дело в шлеме

Дело в шлеме

Как технологии виртуальной реальности помогают компаниям в обучении сотрудников  
Технологии виртуальной (Virtual Reality, VR) и дополненной (Augmented Reality, AR) реальности находят применение не только в игровой индустрии. VR/AR начинает всё активнее использоваться для решения бизнес-задач. По отчёту аналитической компании ARtillry Intelligence («XR Global Revenue Forecast, 2017–2022»), в ближайшие три года в мире будет сохраняться устойчивая тенденция увеличения доли корпоративных VR/AR-проектов, а на горизонте 2021–2022 годов корпоративный сегмент этого рынка по своим объёмам обойдёт сегмент потребительского (развлекательного) VR/AR. Результаты исследования российского рынка промышленных VR/AR-решений представил в июне этого года аналитический центр TAdviser в сотрудничестве с IT-компанией CROC VR. По оптимистичному сценарию, его объём до 2022 года может увеличиться почти в 12 раз (с 1,6 млрд руб. до 18,7 млрд руб.). Пессимистичный прогноз: рост в 5,8 раза, но ограничивает рост 9,2 млрд руб.

Один из наиболее перспективных бизнес-сценариев использования иммерсивных (с эффектом присутствия) технологий – обучение сотрудников. По мнению директора по развитию стартапа Antilatency Романа Вдовченко, интерес организаций к использованию виртуальной и дополненной реальности в образовательных целях уже вполне очевиден.
«Наша компания занимается разработкой собственной системы позиционирования (система предотвращения запаздывания изображения в VR- и AR-гарнитурах. – Ред.). Мы долго считали, что нашим основным рынком будет как раз сфера развлечений, и смотрели в сторону парков виртуальной реальности, кино и телевидения, но в июне у нас стартовали продажи, и сейчас я могу констатировать, что рынок разделился 50 на 50: одна половина – интертейнмент, другая – разнообразные тренинги full immersive. Виртуальные тренировки сегодня проводят полицейские и спецподразделения, корпорации тренируют с помощью VR/AR сотрудников, чтобы те правильно вели себя в какой-то чрезвычайной ситуации или при работе в условиях повышенной опасности. VR/AR используется в образовательных целях в медицине, банковской сфере, ретейле», – рассказал Роман Вдовченко, выступая в качестве модератора дискуссии «Actually vs Virtually. AR и VR в образовании» на площадке форума «Открытые инновации – 2019» в Сколково 21–23 октября.


Не простое развлечение

Преимущества VR/AR перед традиционным форматом обучения обусловлены в первую очередь глубоким вовлечением человека в учебный процесс. Совсем недавно Saga University (Япония) провёл исследование о влиянии виртуальной реальности на обучение студентов, основываясь на их результатах и расшифровке данных электроэнцефалографии. Исследователи сделали вывод, что погружение человека в виртуальную среду повышает эффективность усвоения знаний в 6 раз, при этом высокая концентрация внимания сохраняется в течение всего времени занятий. А эксперты Национального специализированного Пекинского университета иностранных языков (Beijing Foreign Studies University), сравнив результаты тестов IELTS у тех, кто изучает английский в виртуальных группах и обычным способом, выяснили, что в первом случае результативность повышается в два раза, а уверенность при разговоре – в 10 раз.

По мнению управляющего партнёра Skyeng Александра Ларьяновского, чтобы измерить реальный эффект VR при обучении, данных пока недостаточно и любые попытки его оценить – это больше маркетинг, чем достоверная статистика.
«Даже если сложить все занятия в мире, этого пока будет слишком мало, чтобы проанализировать, какую именно добавленную стоимость даёт использование VR в обучении. Сколько стоит разработка, мы уже хорошо знаем, и, да, это уже перестало стоить сотни миллионов и начало стоить всего лишь миллионы рублей. Теперь хотелось бы понять, как вернуть затраченные средства, – замечает Александр Ларьяновский. – Чтобы сделать реальные оценки по поводу эффективности VR, данных нужно значительно больше. Поэтому пока мы работаем только на вере. Если есть клиент, который готов рискнуть своими деньгами и оплатить эксперимент, значит, будем делать».

Никакая технология сама по себе не является самодостаточной, и виртуальная реальность при обучении, по мнению экспертов, – это всего лишь наиболее эффективный способ передачи информации. Ключевой фактор в VR/AR – эмоциональность. «Это просто на уровне биохимии нашего мозга – знание, полученное в момент сильной эмоции, усваивается лучше, – говорит Александр Ларьяновский. – И когда мы научимся использовать эту ценность VR/AR, правильно расставлять эти эмоциональные акценты для решения той или иной задачи, вот тогда VR-обучение заработает».

Директор проектов Корпоративного университета Сбербанка Денис Тимохин поделился с аудиторией, как виртуальная реальность помогает развивать эмпатию у банковских сотрудников.
«У нас в университете есть программа по развитию дизайн-мышления, в которую встроены занятия, на которых мы с помощью VR-шлемов переносим слушателей в тело человека с ограниченными возможностями – у него плохие слух и зрение, он не до конца понимает, куда он попал, а с ним ещё и разговаривают грубо, игнорируют, куда-то посылают, в общем, у клиента стресс, который в полной мере испытывает на себе человек, погружённый в виртуальную реальность, – рассказал Денис Тимохин. – И когда люди снимают с себя шлем, они признаются, что представить себе ощущения инвалида или пожилого человека и «прожить» все его сложности, это ни с чем не сравнимые вещи. Эмоции в VR настолько сильные, что некоторые даже плачут».

В программу развития руководителей Корпоративный университет Сбербанка внедрил симулятор публичных выступлений. Человек погружается в виртуальную реальность, где ему нужно выступать перед цифровыми зрителями, которые не статичны, а могут тем или иным образом реагировать на выступление. В технологии оценивается визуальный контакт, сосредоточенность оратора, дикция и темп речи, присутствие слов-паразитов.

По словам Дениса Тимохина, было бы неправильно использовать VR-визуализацию во всех форматах интерактивного обучения сотрудников. Не всегда это оправданно с точки зрения денег и целей. «Допустим, зачем визуализировать в VR диалоговые симуляции, ведь их выгоднее и быстрее пройти на компьютере. Также с коллаборативными пространствами – зачем развивать какие-то командные навыки, собирая людей в одном месте и надевая им такие тяжёлые штуки на голову, может, проще и удобнее созвониться по скайпу», – замечает он.


Не в картинке ценность

Виртуальная реальность – это не «серебряная пуля» и не панацея от всех проблем, тем более не нужно разрабатывать и внедрять VR-решения просто потому, что на предприятии появились программа и подразделение диджитализации.

В этом уверен руководитель направления разработки индивидуальных решений в виртуальной реальности стартапа Varwin Виталий Степанов.
«У VR есть определённые ценности: это фокусировка внимания – раз, из шлема вы не выпрыгните и на телефон отвлекаться не станете, VR может доставить человека в нужное место без поезда или самолёта – два, воспроизвести экстраординарную ситуацию и усиливать эмоции – три, – говорит он. – И рассматривать проблему, которую необходимо решить, нужно именно с точки зрения этих ценностей, и не иначе. К примеру, был случай, когда одна целлюлозно-бумажная компания предлагала нам сделать учебный кейс для обходчиков леса, при этом лес у них – под боком. Спрашиваем: зачем? Вот же лес, вышли и обучайте. Говорят: зато у нас будет виртуальная реальность. Не надо визуализировать инструкции и методички – пришёл, расписался в журнале, пошёл, надел каску, прошёл пять метров, повернул направо. Контент не перестанет быть скучным от того, что будет перенесён в виртуальную реальность. VR ради VR – это плохая идея».

Правильно эксплуатируя эти ценности, в частности способность VR «давить на эмоции», можно, к примеру, сформировать у человека устойчивую привычку правильно действовать в определённых ситуациях, что очень актуально в сфере охраны труда. Так, перед тем как начать разработку виртуального тренинга по работе на высоте для работников одного из предприятий в Великом Новгороде, Varwin предложил опробовать его демоверсию на руководителях и специалистах службы промышленной безопасности. «Мы сделали две вещи: визуализировали крышу и как человек с неё падает. И после того, как самый консервативно настроенный пессимист ощутил те самые эмоции, он сказал: это работает, запускаемся», – поделился Виталий Степанов.

Но даже если заказчик нашёл, как применить ценности VR к решению конкретной задачи, у него всегда может возникнуть соблазн сделать это как можно эффектнее. Учитывая, что в структуре стоимости VR/AR-проектов затраты на контент и сценарии его использования составляют значительную, а часто и преобладающую часть затрат, эксперты не советуют заказчикам руководствоваться реалистичностью и красотой картинки и всё-таки попытаться посчитать полезность внедряемого решения.
«Правильными метриками для измерения эффекта VR в корпоративном обучении является не то, насколько правдоподобно или неправдоподобно выглядит в сценарии сетка рабица, а то, насколько помог или не помог наш кейс, – говорит эксперт Varwin. – Делая для заказчиков предпроектные исследования, мы обязательно определяем цифровые показатели на входе и выходе, по которым можно будет судить об эффективности VR-решения, – в процентах лояльности персонала, в количестве успешно сдаваемых экзаменов и так далее в зависимости от решаемой задачи. Это нужно делать, нельзя управлять процессом, который не определяется в цифрах».


Вопросы мотивации

В перечне технологий, которые используют сегодня российские компании, KPMG отдают VR/AR предпоследнее место из восьми (отчёт «Цифровые технологии в российских компаниях», январь 2019 года).

Только 21% компаний-участников, опрошенных KPMG, отметили, что планируют внедрять решения с использованием технологий VR/AR в ближайшие два года. Такую невысокую популярность эксперты KPMG объясняют тем, что компании не очень хорошо понимают, какие конкретные выгоды могут обеспечить для бизнеса решения на базе VR/AR.

«Неочевидная польза» являлась одним из основных тормозов для внедрения VR/AR, согласно опросу MOMRI (Modern Media Research Institute – Институт современных медиа), опубликованному в начале 2017 года, правда, этот фактор обгоняли тогда высокие сложность и стоимость проектов.

За два прошедших года перечень препятствий не изменился, отмечают аналитики TAdviser, но сами факторы поменялись местами: сложность реализации и стоимость проектов для компаний уже не столь критичны, но отсутствие убедительного экономического обоснования для внедрения всё ещё играет значительную роль. При этом появился новый фактор-препятствие: как с любой новой технологией, в момент формирования повышенного спроса на решения, базирующиеся на этой технологии, на рынке наблюдается дефицит квалифицированных специалистов.

Все эти метаморфозы отражают, с одной стороны, прогресс в технологиях, а с другой стороны, повышение просвещённости заказчиков в сфере VR/AR и их готовности к экспериментам.

По наблюдениям TAdviser, практически все компании промышленной, нефтегазовой, горнодобывающей, энергетической отраслей в той или иной степени сегодня интересуются и экспериментируют с технологиями VR/AR – просто многие из них предпочитают пока никак не афишировать результаты.

Ольга Лариохина

Особый подход

В ОАО «РЖД» разработана Стратегия цифровой трансформации

Рубрики: Цифровизация
Цифровизация в действии

Как на сети внедряются новые технологии

Рубрики: Цифровизация
Выучить «цифру»

Какие барьеры и риски нужно преодолеть российским компаниям, чтобы не опоздать с внедрением прорывных технологий

Рубрики: Цифровизация

Рубрики


Библиотека Корпоративного университета РЖД

Искусство системного мышления: необходимые знания о системах и творческом подходе к решению проблем
Д. О’Коннор, А. Макдермотт
«Искусство системного мышления: необходимые знания о системах и творческом подходе к решению проблем». Издательство «Альпина Паблишер» 2019 год
Модель «5F» – Геометрия команды, создающая энергию. Краткое руководство к действию для лидеров
Максим Долгов
«Модель «5F» – Геометрия команды, создающая энергию. Краткое руководство к действию для лидеров». Издательство ИП М.В. Долгов 2019 год
Взлом маркетинга. Наука о том, почему мы покупаем
Фил Барден
«Взлом маркетинга. Наука о том, почему мы покупаем». Издательство «Манн, Иванов и Фербер» 2017 год
Автором и владельцем сайта WWW.GUDOK.RU © является АО «Издательский дом «Гудок».
Пожалуйста, ВНИМАТЕЛЬНО прочитайте Правила использования материалов нашего ресурса

Адрес редакции: 105066, Москва, ул. Старая Басманная, 38/2, строение 3
Телефоны: (499) 262-15-56, (499) 262-26-53 Реклама: (499) 753-49-53
E-mail: gudok@css-rzd.ru; welcome@gudok.ru
о проекте условия использования контакты

Rambler's Top100