Дело в шлеме

Дело в шлеме

Как технологии виртуальной реальности помогают компаниям в обучении сотрудников  
Технологии виртуальной (Virtual Reality, VR) и дополненной (Augmented Reality, AR) реальности находят применение не только в игровой индустрии. VR/AR начинает всё активнее использоваться для решения бизнес-задач. По отчёту аналитической компании ARtillry Intelligence («XR Global Revenue Forecast, 2017–2022»), в ближайшие три года в мире будет сохраняться устойчивая тенденция увеличения доли корпоративных VR/AR-проектов, а на горизонте 2021–2022 годов корпоративный сегмент этого рынка по своим объёмам обойдёт сегмент потребительского (развлекательного) VR/AR. Результаты исследования российского рынка промышленных VR/AR-решений представил в июне этого года аналитический центр TAdviser в сотрудничестве с IT-компанией CROC VR. По оптимистичному сценарию, его объём до 2022 года может увеличиться почти в 12 раз (с 1,6 млрд руб. до 18,7 млрд руб.). Пессимистичный прогноз: рост в 5,8 раза, но ограничивает рост 9,2 млрд руб.

Один из наиболее перспективных бизнес-сценариев использования иммерсивных (с эффектом присутствия) технологий – обучение сотрудников. По мнению директора по развитию стартапа Antilatency Романа Вдовченко, интерес организаций к использованию виртуальной и дополненной реальности в образовательных целях уже вполне очевиден.
«Наша компания занимается разработкой собственной системы позиционирования (система предотвращения запаздывания изображения в VR- и AR-гарнитурах. – Ред.). Мы долго считали, что нашим основным рынком будет как раз сфера развлечений, и смотрели в сторону парков виртуальной реальности, кино и телевидения, но в июне у нас стартовали продажи, и сейчас я могу констатировать, что рынок разделился 50 на 50: одна половина – интертейнмент, другая – разнообразные тренинги full immersive. Виртуальные тренировки сегодня проводят полицейские и спецподразделения, корпорации тренируют с помощью VR/AR сотрудников, чтобы те правильно вели себя в какой-то чрезвычайной ситуации или при работе в условиях повышенной опасности. VR/AR используется в образовательных целях в медицине, банковской сфере, ретейле», – рассказал Роман Вдовченко, выступая в качестве модератора дискуссии «Actually vs Virtually. AR и VR в образовании» на площадке форума «Открытые инновации – 2019» в Сколково 21–23 октября.


Не простое развлечение

Преимущества VR/AR перед традиционным форматом обучения обусловлены в первую очередь глубоким вовлечением человека в учебный процесс. Совсем недавно Saga University (Япония) провёл исследование о влиянии виртуальной реальности на обучение студентов, основываясь на их результатах и расшифровке данных электроэнцефалографии. Исследователи сделали вывод, что погружение человека в виртуальную среду повышает эффективность усвоения знаний в 6 раз, при этом высокая концентрация внимания сохраняется в течение всего времени занятий. А эксперты Национального специализированного Пекинского университета иностранных языков (Beijing Foreign Studies University), сравнив результаты тестов IELTS у тех, кто изучает английский в виртуальных группах и обычным способом, выяснили, что в первом случае результативность повышается в два раза, а уверенность при разговоре – в 10 раз.

По мнению управляющего партнёра Skyeng Александра Ларьяновского, чтобы измерить реальный эффект VR при обучении, данных пока недостаточно и любые попытки его оценить – это больше маркетинг, чем достоверная статистика.
«Даже если сложить все занятия в мире, этого пока будет слишком мало, чтобы проанализировать, какую именно добавленную стоимость даёт использование VR в обучении. Сколько стоит разработка, мы уже хорошо знаем, и, да, это уже перестало стоить сотни миллионов и начало стоить всего лишь миллионы рублей. Теперь хотелось бы понять, как вернуть затраченные средства, – замечает Александр Ларьяновский. – Чтобы сделать реальные оценки по поводу эффективности VR, данных нужно значительно больше. Поэтому пока мы работаем только на вере. Если есть клиент, который готов рискнуть своими деньгами и оплатить эксперимент, значит, будем делать».

Никакая технология сама по себе не является самодостаточной, и виртуальная реальность при обучении, по мнению экспертов, – это всего лишь наиболее эффективный способ передачи информации. Ключевой фактор в VR/AR – эмоциональность. «Это просто на уровне биохимии нашего мозга – знание, полученное в момент сильной эмоции, усваивается лучше, – говорит Александр Ларьяновский. – И когда мы научимся использовать эту ценность VR/AR, правильно расставлять эти эмоциональные акценты для решения той или иной задачи, вот тогда VR-обучение заработает».

Директор проектов Корпоративного университета Сбербанка Денис Тимохин поделился с аудиторией, как виртуальная реальность помогает развивать эмпатию у банковских сотрудников.
«У нас в университете есть программа по развитию дизайн-мышления, в которую встроены занятия, на которых мы с помощью VR-шлемов переносим слушателей в тело человека с ограниченными возможностями – у него плохие слух и зрение, он не до конца понимает, куда он попал, а с ним ещё и разговаривают грубо, игнорируют, куда-то посылают, в общем, у клиента стресс, который в полной мере испытывает на себе человек, погружённый в виртуальную реальность, – рассказал Денис Тимохин. – И когда люди снимают с себя шлем, они признаются, что представить себе ощущения инвалида или пожилого человека и «прожить» все его сложности, это ни с чем не сравнимые вещи. Эмоции в VR настолько сильные, что некоторые даже плачут».

В программу развития руководителей Корпоративный университет Сбербанка внедрил симулятор публичных выступлений. Человек погружается в виртуальную реальность, где ему нужно выступать перед цифровыми зрителями, которые не статичны, а могут тем или иным образом реагировать на выступление. В технологии оценивается визуальный контакт, сосредоточенность оратора, дикция и темп речи, присутствие слов-паразитов.

По словам Дениса Тимохина, было бы неправильно использовать VR-визуализацию во всех форматах интерактивного обучения сотрудников. Не всегда это оправданно с точки зрения денег и целей. «Допустим, зачем визуализировать в VR диалоговые симуляции, ведь их выгоднее и быстрее пройти на компьютере. Также с коллаборативными пространствами – зачем развивать какие-то командные навыки, собирая людей в одном месте и надевая им такие тяжёлые штуки на голову, может, проще и удобнее созвониться по скайпу», – замечает он.


Не в картинке ценность

Виртуальная реальность – это не «серебряная пуля» и не панацея от всех проблем, тем более не нужно разрабатывать и внедрять VR-решения просто потому, что на предприятии появились программа и подразделение диджитализации.

В этом уверен руководитель направления разработки индивидуальных решений в виртуальной реальности стартапа Varwin Виталий Степанов.
«У VR есть определённые ценности: это фокусировка внимания – раз, из шлема вы не выпрыгните и на телефон отвлекаться не станете, VR может доставить человека в нужное место без поезда или самолёта – два, воспроизвести экстраординарную ситуацию и усиливать эмоции – три, – говорит он. – И рассматривать проблему, которую необходимо решить, нужно именно с точки зрения этих ценностей, и не иначе. К примеру, был случай, когда одна целлюлозно-бумажная компания предлагала нам сделать учебный кейс для обходчиков леса, при этом лес у них – под боком. Спрашиваем: зачем? Вот же лес, вышли и обучайте. Говорят: зато у нас будет виртуальная реальность. Не надо визуализировать инструкции и методички – пришёл, расписался в журнале, пошёл, надел каску, прошёл пять метров, повернул направо. Контент не перестанет быть скучным от того, что будет перенесён в виртуальную реальность. VR ради VR – это плохая идея».

Правильно эксплуатируя эти ценности, в частности способность VR «давить на эмоции», можно, к примеру, сформировать у человека устойчивую привычку правильно действовать в определённых ситуациях, что очень актуально в сфере охраны труда. Так, перед тем как начать разработку виртуального тренинга по работе на высоте для работников одного из предприятий в Великом Новгороде, Varwin предложил опробовать его демоверсию на руководителях и специалистах службы промышленной безопасности. «Мы сделали две вещи: визуализировали крышу и как человек с неё падает. И после того, как самый консервативно настроенный пессимист ощутил те самые эмоции, он сказал: это работает, запускаемся», – поделился Виталий Степанов.

Но даже если заказчик нашёл, как применить ценности VR к решению конкретной задачи, у него всегда может возникнуть соблазн сделать это как можно эффектнее. Учитывая, что в структуре стоимости VR/AR-проектов затраты на контент и сценарии его использования составляют значительную, а часто и преобладающую часть затрат, эксперты не советуют заказчикам руководствоваться реалистичностью и красотой картинки и всё-таки попытаться посчитать полезность внедряемого решения.
«Правильными метриками для измерения эффекта VR в корпоративном обучении является не то, насколько правдоподобно или неправдоподобно выглядит в сценарии сетка рабица, а то, насколько помог или не помог наш кейс, – говорит эксперт Varwin. – Делая для заказчиков предпроектные исследования, мы обязательно определяем цифровые показатели на входе и выходе, по которым можно будет судить об эффективности VR-решения, – в процентах лояльности персонала, в количестве успешно сдаваемых экзаменов и так далее в зависимости от решаемой задачи. Это нужно делать, нельзя управлять процессом, который не определяется в цифрах».


Вопросы мотивации

В перечне технологий, которые используют сегодня российские компании, KPMG отдают VR/AR предпоследнее место из восьми (отчёт «Цифровые технологии в российских компаниях», январь 2019 года).

Только 21% компаний-участников, опрошенных KPMG, отметили, что планируют внедрять решения с использованием технологий VR/AR в ближайшие два года. Такую невысокую популярность эксперты KPMG объясняют тем, что компании не очень хорошо понимают, какие конкретные выгоды могут обеспечить для бизнеса решения на базе VR/AR.

«Неочевидная польза» являлась одним из основных тормозов для внедрения VR/AR, согласно опросу MOMRI (Modern Media Research Institute – Институт современных медиа), опубликованному в начале 2017 года, правда, этот фактор обгоняли тогда высокие сложность и стоимость проектов.

За два прошедших года перечень препятствий не изменился, отмечают аналитики TAdviser, но сами факторы поменялись местами: сложность реализации и стоимость проектов для компаний уже не столь критичны, но отсутствие убедительного экономического обоснования для внедрения всё ещё играет значительную роль. При этом появился новый фактор-препятствие: как с любой новой технологией, в момент формирования повышенного спроса на решения, базирующиеся на этой технологии, на рынке наблюдается дефицит квалифицированных специалистов.

Все эти метаморфозы отражают, с одной стороны, прогресс в технологиях, а с другой стороны, повышение просвещённости заказчиков в сфере VR/AR и их готовности к экспериментам.

По наблюдениям TAdviser, практически все компании промышленной, нефтегазовой, горнодобывающей, энергетической отраслей в той или иной степени сегодня интересуются и экспериментируют с технологиями VR/AR – просто многие из них предпочитают пока никак не афишировать результаты.

Ольга Лариохина

Футуристические технологии

Отраслевые вузы внедряют искусственный интеллект

Рубрики: Цифровизация
Современные кадры
Максим Гаранин, и.о. ректора Самарского государственного университета путей сообщения,

СамГУПС трансформирует подготовку студентов

Рубрики: Цифровизация
Ушли в защиту
Сергей Ададуров, заместитель генерального директора АО «ВНИИЖТ»,

Как поддерживается информационная безопасность холдинга

Рубрики: Цифровизация
Немонетарные драйверы
Александр Мискарян, генеральный директор ООО «РЖД-Технологии»,

В ОАО «РЖД» определены приоритеты цифровой трансформации на 2022 год

Рубрики: Цифровизация
Дефицитные кадры

Компании заинтересованы в специалистах, обладающих IT-знаниями

Рубрики: Цифровизация

Рубрики


Библиотека Корпоративного университета РЖД

Неслучайная случайность. Как управлять удачей и что такое серендипность
Кристиан Буш
«Неслучайная случайность. Как управлять удачей и что такое серендипность». Издательство «Альпина паблишер», 2022 год
Работа с данными в любой сфере. Как выйти на новый уровень, используя аналитику
Кирилл Еременко
«Работа с данными в любой сфере. Как выйти на новый уровень, используя аналитику». Издательство «Альпина Паблишер», 2021 год
«Практики регулярного менеджмента. Управление исполнением, управление командой»
Павел Безручко
««Практики регулярного менеджмента. Управление исполнением, управление командой»». Издательство «Альпина Паблишер» 2019 год
Автором и владельцем сайта WWW.GUDOK.RU © является АО «Издательский дом «Гудок».
Пожалуйста, ВНИМАТЕЛЬНО прочитайте Правила использования материалов нашего ресурса

Адрес редакции: 105066, Москва, ул. Старая Басманная, 38/2, строение 3
Телефоны: (499) 262-15-56, (499) 262-26-53 Реклама: (499) 753-49-53
E-mail: gudok@css-rzd.ru; welcome@gudok.ru
о проекте условия использования контакты

Rambler's Top100